Почему экс-полицейских, обвиняемых в групповом изнасиловании, прятали от родственников и журналистов? Репортаж "Событий недели"

На неделе всем троим экс-полицейским, которых обвиняют в групповом изнасиловании коллеги-дознавателя, в очередной раз продлили арест. Удивительно, но все они уже не прячут лица и даже охотно отвечают на вопросы журналистов. А вот судебные приставы почему-то решили отгородить Салавата Галиева и Павла Яромчука подальше от их близких и объективов камер. Ангелина Машкина на протяжении трёх дней следила за процессом. 

Ну и пусть уже без погон, всё равно как настоящий полковник — уверенной походкой и не пряча глаз Эдуард Матвеев идёт по коридору суда. Правда, под конвоем и всё-таки в статусе обвиняемого в групповом изнасиловании. А через несколько минут ему должны либо продлить срок содержания под стражей, либо смягчить эту меру пресечения и отпустить под домашний арест. За 4 месяца, проведённые в СИЗО, у бывшего начальника Уфимского райотдела МВД, что называется, накипело. Теперь он открыто готов говорить о том, чего, якобы, не совершал. 

Тот злополучный вечер, когда, по версии следствия, трое экс-полицейских жестоко надругались над 24-летней девушкой-дознавателем прямо на рабочем месте — в стенах отдела миграции, кажется отлично помнит и супруга Эдуарда Матвеева. В браке они уже 27 лет, воспитали двух сыновей, вместе нянчили внучек-близнецов.

Ольга Матвеева:

«А в этот вечер он пришёл рано и поиграл с девочками с нашими, спать их практически уложил. Поэтому даже не сомневаюсь, что мой муж не виновен».

Младший сын Эдуарда Матвеева тоже отказывается верить в причастность отца к совершению этого преступления. Маму поддерживает. И как-то скромно, не привлекая к себе внимания, вместе они ждут у дверей комнаты конвоя близкого им человека. А сторона защиты бывшего полицейского ждёт, когда же в деле появятся неопровержимые, на их взгляд, доказательства. Но их, говорит адвокат Аслям Халиков, всё нет и нет.

Аслям Халиков, адвокат Эдуарда Матвеева:

«Раньше в материалах и ходатайствах были хотя бы какие-то экспертизы — судебно-медицинская экспертиза потерпевшей. На этот раз в материалах, обосновывающих продление срока содержания под стражей, вообще нет ни одной экспертизы и в общем материалы сокращаются как по объёму, так и по содержанию».

Но у суда-то мнение своё. Убедить отпустить обвиняемого хотя бы под домашний арест адвокатам снова не удалось. В СИЗО Эдуард Матвеев отправился еще на 2 месяца. Правда в отличии от других фигурантов уголовного дела, ему, можно сказать, повезло — экс-полковник, пусть даже украдкой, но всё-таки увидел своих близкий людей. А общение с журналистами, наверняка, куда приятнее, чем молчание в одиночной камере изолятора. А вот при конвоировании Салавата Галиева и Павла Яромчука в здании суда были предприняты беспрецедентные меры безопасности. На продление ареста Салавата Галиева вели как особо опасного преступника. Ради его персоны освободили целый этаж. А в помощь полицейским прислали приставов.

Сам обвиняемый в групповом изнасиловании девушки-дознавателя шёл на заседание почти как на праздник. Ведь в стенах СИЗО он встречал и Новый год, и день рождения….

Но никаких следственных действий, по словам адвокатов обвиняемого, за это время не было. Поэтому и белого света Галиев не видел. Не виделся он и с родственниками, и с друзьями, свидания в СИЗО запрещены даже с жёнами. Поддержать бывшего подполковника собрались его близкие. Но приставы тщательно отгородили от Галиева всех.

Судебные приставы говорят, это не особое сопровождение, а действуют они так согласно инструкциям.

Ляйсан Нугуманова:

«Согласно действующему законодательству, судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов обязаны взаимодействовать с сотрудниками органов внутренних дел, осуществляющими конвоирование, по вопросам обеспечения охраны и безопасности лиц, находящихся под стражей, в зданиях судов. В связи, с чем удаление граждан с маршрута следования конвоя, в частности из конвойного помещения в зал судебных заседаний, является обычной практикой и входит в должностные обязанности судебного пристава по ОУПДС».

Вот только ради других обвиняемых коридоры никто не перекрывал. А как только из автозака вывели еще одного фигуранта этого резонансного дела — Павла Яромчука — в здании суда вновь началась суматоха. В этот раз, впрочем, как и все предыдущие заседания, его поддерживали две жены — и бывшая, и настоящая. Похоже, что беда объединила женщин. Ведь экс-майора в общей сложности ждут ещё и четверо детей.

Елена Иванова, бывшая супруга Павла Яромчука:

«Мы верим с сыном в невиновность папы. И надеемся, что скоро этот бред закончится. И надеемся, что со здоровьем у него всё будет в порядке».

Впрочем, никакая поддержка жён и друзей в итоге так и не помогла. И даже справки о плохом самочувствии Яромчука суду показались неубедительными.

Наиль Багаутдинов, адвокат Павла Яромчука:

«Наконец то мы добились — на днях его свозили на обследование в 21-ую больницу, провели ему МРТ, которое подтвердило у него наличие новообразования головного мозга.  И там было дано заключение о том, что ему необходимо провести еще обследование в онкодиспансере, чтобы исключить онкологию и определиться с необходимостью проведения операции».

Суд просил у следствия еще один медицинский документ — подтверждающий, что состояние здоровья Яромчука позволяет ему находиться в условиях изолятора. По словам адвокатов обвиняемого, справку сыщики нашли, но правда не совсем ту, которая требовалась. Зато был собран целый консилиум, где врачи заключили — опухоли у этого обвиняемого, якобы, вообще нет. А значит решение суда очевидно — арест продлить. В итоге, вслед за Матвеевым и также под конвоем и в те же свои одиночные камеры отправились и Павел Яромчук, и Салават Галиев.  

<![CDATA[]]>
<![CDATA[]]>
Подпишитесь на нас в Google Новости


Другие интересные темы

Последние новости

Яндекс.Метрика