Коронавирус за решеткой. Как переносят ковид в колониях Башкирии - репортаж «Вестей»

Среди заразившихся ковидом есть и те, кто отбывает наказание в колониях строгого режима. Приход пандемии также оказал влияние и на жизнь осуждённых. Во всех исправительных учреждениях запрещены длительные свидания. Впрочем, в том месте, где побывала наша съемочная группа, они и до пандемии были большой редкостью. Речь идет о туберкулезной больнице для спецконтингента. Все подробности в материале Александра Колинченко.

Вместо штатива для капельницы — прутья решетки. Она же разделяет пациента и медперсонал. Только в учреждениях, подобных этому, осужденный может оказаться настолько близко к молодой девушке. Гузель уже и не помнит, когда переняла профессиональный слэнг, начав называть «осуждЕнных» «осУжденными». Работать в специализированной туберкулезной больнице она не мечтала никогда…

Гузель Ярмухаметова – медсестра:

- Мне казалось, что это место такое… темное, страшное. А пришла – здесь не так совсем. Здесь очень доброжелательные люди. Осужденные с пониманием относятся к медикам. С уважением.

Попадая сюда сразу после досмотра, оказываешься на распутье. Налево пойдешь – в колонию №2 попадешь. Но нам — направо. В названии этой больницы – непривычное сочетание слов: лечебно-исправительное учреждение.  Единственная лекарня в республике, которая специализируется на борьбе с туберкулезом у осужденных. Пациентов не привозят, а «этапируют» сюда также из Татарстана и Оренбургской области.

Ольга Князева — начальник филиала «Туберкулёзная больница» ФКУЗ МСЧ-2 ФСИН России подполковник внутренней службы:

- Очень много сочетаний туберкулеза с ВИЧ-инфекцией, с какими-то оппортунистическими инфекциями, лечение в общем-то сложное, тяжелое для больных. Но препараты у нас все имеются в достаточном количестве. И я считаю, что в нашей системе они лечатся даже лучше, чем в системе минздрава.

У 24-го есть имя — Антон. Далеко не каждый осужденный готов общаться на камеру. Тем более больной туберкулезом. В местах не столь отдаленных мужчина оказался уже в третий раз, но здесь впервые. Излечившись от хвори, вернется в колонию строгого режима.

Антон Сень – осужденный:

- Еще полгода буду примерно. Улучшение есть. Намного лучше стал себя чувствовать. Когда сюда только прибыл, постоянно была температура 37.

Туберкулез не быстро лечится. А инкубационный период его длится до года. И вопрос, где именно заражаются им осужденные – скорее философский. В большинстве случаев его диагностируют еще в СИЗО. Обязательная флюорография в колониях проводится каждые шесть месяцев.

Венер Мазитов – временно исполняющий обязанности начальника МСЧ-2 ФСИН России:

- В основном это, конечно, рецидивы заболеваний, если мы говорим о туберкулезе. Вновь выявленных случаев у нас единичные. А само инфицирование — оно происходит в довольно-таки длительный период. И мы в наших учреждениях лишь выявляем.

Два года назад здесь появилась своя лаборатория по диагностике ВИЧ-инфекций и вирусных гепатитов. А этой весной начали проводить и ПЦР-исследования.  Среди осужденных обнаружен Ковид-19.  Для таких пациентов переоборудована часть хирургического отделения. В красной зоне сейчас трое. Возможно, уже здоровы.

 Радмил Ахметшин – начальник туберкулезно-легочного отделения, врач-фтизиатр:

- Настроение хорошее, больные переносят в легкой форме. Ждем результатов анализов. В случае отрицательных анализов будут выставлены из лечения и пойдут по своим отрядам

По сути это та же колония строгого режима, только отбывающих наказание водят не на работу, а на процедуры. Родственники навещают осужденных гораздо реже, а сегодня, в период пандемии, вообще разрешены только короткие свидания и передачи. И к слову, все страхи, о которых в начале сюжета рассказывала медсестра, возникли все же не на пустом месте. В истории этого учреждения были страшные страницы.

Рафик Сайфутдинов — начальник ЛИУ-19 ФСИН России:

- Взять вот те лихие девяностые. Мы, к сожалению, не справлялись. Много осужденных умирало. От туберкулеза, от сопутствующих диагнозов… На сегодняшний день динамика исправлена полностью. И на сегодня не умирают.

Последняя смерть от туберкулеза была здесь зафиксирована лет десять назад. Сегодня с болезнью справляются. Учреждение, рассчитанное на 700-т мест, заполнено менее чем наполовину. Впрочем, это связано больше с пандемией. Этапы пока не принимаются.

<![CDATA[]]>
<![CDATA[]]>
Подпишитесь на нас в Instagram


Другие интересные темы

Последние новости

Яндекс.Метрика