В Башкортостане катастрофически не хватает донорских органов

Башкирских врачей обучат специалисты Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени академика Шумакова. В прошлом году в республике было открыто шесть новых донорских баз. Согласно новым поправкам в закон об охране здоровья населения республики, они должны получить лицензию. Для врачей же создание новых баз, где будут вестись подготовка и изъятие донорских органов, – это возможность сократить лист ожидания. Сегодня двести сорок восемь жителей республики ждут пересадки. Нехватка органов связана с неготовностью общества принять этот способ лечения.

Девять лет в ожидании донорской почки. Организм изношен до предела, говорит Вария Ясавиева. Два раза в день она берется за тонометр и встает на весы. Трижды в неделю ходит на гемодиализ.  Потому что свои почки перестали функционировать. Две попытки трансплантации завершились ничем: сначала подкачало здоровье,  а затем не подошел орган. Вария признается, что она устала быть на поводке у болезни.

К искусственной почке сегодня привязаны почти девятьсот человек по всей республике. У тех, кто ждет пересадку печени или сердца, искусственных аналогов нет.

Это сестринская комната отделения координации органного донорства. В РКБ им. Куватова его создали  в 2013 году. А первую пересадку здесь провели  двадцать лет назад. То есть подготовлены медики, есть оборудование, финансирование трансплантации. Но не хватает донорских органов. С начала прошлого года не проведено ни одной родственной пересадки. В едином листе ожидания на трансплантацию сегодня двести сорок восемь человек.

Когда речь заходит  о «черных» транплантологах, врачи приводят в пример цифры. Во время операции по пересадке почки задействованы шестьдесят человек, вплоть до прокуратуры. Для пересадки печени требуется сто двадцать человек.

В России с 1992 года действует презумпция согласия. То есть, если человек или его родственники при жизни не заявили о своем отказе, то органы по умолчанию могут стать материалом к трансплантации. Однако на деле, говорят врачи, они берут согласие с родных. Сегодня общество не готово открыто говорить и даже думать о посмертном донорстве.

Депутат Госсобрания республики Николай Никитин говорит о том, что закон о донорстве и трансплантации требует пересмотра. И приводит в пример европейские страны, где при получении водительских прав каждый отвечает на вопрос о своей готовности стать посмертным донором.

На решение проблемы нехватки донорских органов направлены поправки в региональный закон. Право на подготовку органов, их изъятие сегодня имеют двенадцать лечебных учреждений по всей республике. Шесть донорских баз созданы впервые. Их лицензирование, согласно новым требованиям закона, позволит получить финансирование из федерального бюджета.

Динар Хаматьянов бодро поднимается на пятый этаж. И это человек с донорским сердцем. А всего два года назад он был лежачим больным. Подходящий орган нашелся в течение одного месяца. Операцию по пересадке органа провели врачи Республиканского кардиоцентра. Сегодня Динар благодарит каждого из них, потому что получил вторую жизнь.

Первую пересадку сердца уфимские врачи провели в 2013 году. С тех пор прооперированы девять человек. Еще шестнадцать больных ждут донорское сердце. Очереди на трансплантацию не бывает. Есть лист ожидания. Ведь конкретный орган может подойти не каждому. Те, кто дождался своей пересадки, в корне меняют отношение к посмертному донорству. И говорят, что сами готовы спасти чью-то жизнь.

<![CDATA[]]>
<![CDATA[]]>
Подпишитесь на нас в ВКонтакте


Другие интересные темы

Последние новости

Яндекс.Метрика