Город трудовой доблести и его герои: как уфимцы приближали победу. Специальный репортаж

Признанием героизма всего многонационального народа Башкирии стало присвоение Уфе почетного звания «Город трудовой доблести». Указ об этом в июле прошлого года подписал Президент страны. Уфа и её жители от мала до велика преодолевали все тяготы того времени. Доблесть и героизм стали основой характера местных жителей, которых не пугали, а напротив, закаляли страшные вести о сражениях. Как уфимцы изо дня в день приближали Победу — в специальном репортаже Александра Колинченко.

Первое, что видит каждый прибывающий в Уфу поездом – это запечатленная в камне и бронзе сцена прощания. Памятник ушедшим на фронт добровольцами — отцам, сыновьям, мужьям и братьям. Большинство из них покидали Башкирию именно через эти железнодорожные ворота. Вернулись далеко не все.

Марина Игнатьева – экскурсовод:

- Не только из Уфы отсюда уходили. Это была вся Башкирия, потому что не везде железнодорожное движение было. И сюда все приезжали, и здесь прямо формировали отряды. 700 тысяч человек ушли на фронт, а половина из них не вернулись. Только представить, каждый второй отдал свою жизнь, чтобы мы жили.

Победа в той священной войне добывалась не только на полях сражений. Она ковалась и в тылу. На военные рельсы были поставлены все производственные мощности большой страны. С началом войны в Башкирию прибыли цеха 172-х промышленных предприятий Советского союза.

Александр Колинченко, корреспондент:

- Для размещения предприятий только в Уфе было выделено 75 тысяч квадратных метров производственных площадей. Уже к середине 1942 года они работали на полную мощность.

- Взамен ушедшим в Красную армию к станкам пришли подростки-допризывники

Многие из них получили трудовые книжки гораздо раньше, чем паспорта. Наравне со взрослыми Лев Яковлевич Семашко вместе с одноклассниками ковал победу в тылу. Делал детали для военных полевых телефонов. От парты к станкам на заводы и фабрики в те страшные военные годы в Башкирии встали тысячи подростков.

Лев Семашко – ветеран труда:

- Нас вызвали и говорят, всё, учения закончены. Хватит. Нужна рабочая сила. На заводе я работал на станке. Станочник, револьверщик. Было каждому задание и его надо было выполнять. Это же мы были все несовершеннолетние. Но уже работали по 12 часов. Неделю в день, неделю – в ночь. Конечно тяжело было. Спать ночью хотелось.

«Всё для фронта, всё для победы» — таков был единый лозунг. На предприятиях, перешедших на военные рельсы, формировались, так называемые, фронтовые бригады. Молодые люди допризывного возраста не покидали рабочих мест, пока не выполнят план минимум на 150 процентов.

Рамиль Рахимов – кандидат исторических наук:

- В годы Великой Отечественной войны Башкирия стала одним из крупных индустриальных центров страны.  Двигатель каждого четвертого сражавшегося в небе самолета собирался в Уфе. В музее моторостроительного предприятия можно увидеть подлинник, найденный в местах боёв под Ленинградом. Авиационный мотор со встроенным вооружением — ноу-хау военного времени. Благодаря этой разработке летчик становился еще и стрелком.

 Александра Бормотова – директор музея Уфимского моторостроительного производственного объединения:

- Когда с началом войны в Уфу вместе с семьями были эвакуированы специалисты и рабочие Рыбинского завода авиационных моторов, население города выросло на 50 тысяч человек. Производство было налажено в кратчайшие сроки, при том, что отдельные производственные корпуса еще только строились.

 Екатерина Кондратьева – ведущий специалист по связям с общественностью Уфимского моторостроительного производственного объединения:

- Более 40 предприятий было эвакуировано в башкирскую столицу. Так возникли Уфимский кабельный и витаминный заводы. Уфимский хлопчатобумажный комбинат. Тогда, в 41-м году, торговые площади Гостиного двора заняли привезенные из Москвы, Раменского и Серпухова ткацкие станки. Производство не останавливалось ни днем, ни ночью. Рабочие трудились в две смены по 12 часов. Многие ночевали прямо на заводах.

Марина Игнатьева – экскурсовод:

- Только тогда их не заводами называли, а почтовыми ящиками. Каждое предприятие имело свой номер. А какой это завод, название не говорили. В целях секретности.

А здесь, в здании Главпочтамта, находился уфимский дом связи. В годы войны тут выпускали радиорепродукторы «Рекорд». А вот что находилось за окнами самого верхнего этажа, тогда еще оставалось тайной под грифом «секретно».

- Внимание, говорит Москва!

На самом деле в первые военные годы говорила отнюдь не Москва. Юрий Левитан был тайно эвакуирован в Свердловск, а радиостанцию имени Коминтерна в обстановке повышенной секретности перевезли в Уфу.  Оборудование разместили в здании бывшего Лесного техникума. Место, на котором оно стояло, являлось тогда еще далекой окраиной города. Там же возвели мачты для передачи сигнала.

Надежда Борщёва – ветеран связи:

- А вот радиорубка находилась в нескольких километрах, как раз на верхнем этаже дома связи.

Чтобы проложить кабель длиною в несколько километров, каждому взрослому было выделено по одному метру мерзлой земли. Рабочим тогда сказали, что они прокладывают телефонный кабель.

Владимир Лебедьков – сотрудник музея почты:

- Радиостанция РВ1 вещала на разных языках, вела антифашистскую пропаганду на всю Европу. И даже перебивала эфиры с выступлениями Гитлера.

А еще это был самый мощный радиоузел в стране. Задачей которого было осуществление дальней связи центра с фронтами, а также передача зашифрованных разведданных.

Рамиль Рахимов – кандидат исторических наук:

- Разведуправление генерального штаба – оно тоже находилось в Уфе. И вот все шифровки, указания нашим агентам и нашим доблестным разведчикам, которые находились за рубежом, они, конечно же, писались и шифровались в Москве, но цифровой код радист отправлял через Уфу.

Более сотни тысяч эвакуированных приняла за годы войны Уфа. Не только рабочих и специалистов с семьями, ученых и деятелей культуры. Приходили в Уфу и эшелоны с ранеными. В городе работали 22 эвакогоспиталя. Так, в больничные палаты превратились все четыре этажа 91-й школы.

Марина Игнатьева – экскурсовод:

- Ученики этой школы помогали этим солдатам. Писали письма, кормили из ложечки, устраивали концерты. Они их морально лечили. Потому что солдаты, глядя на этих детей, вспоминали родных детей. И становилось легче.

В Башкортостане много городов, которые внесли свой вклад в Победу. Каждый третий танк работал на горючем, выработанном из ишимбайской нефти. Невероятное по тем временам количество не черного, а настоящего золота из рудников добыли для родины предприятия Баймака. На стерлитамакском заводе «Авангард» производили детали снарядов. В том числе для «Катюши».

Но не только в оружии нуждалась страна, а еще и в хлебе.  Андрею Васильевичу Ширяеву было тринадцать, когда все мужчины его села ушли на фронт. Обрабатывать землю остались старики женщины и дети.

Андрей Ширяев – ветеран труда:

- Колхозный плуг – сабан. И мы, мальчишки, ухитрялись (…) синели руки от боли, не только уставали.

У тружеников тыла была своя война. Без права на отступление, отгул или выходной. Тыл для них становился фронтом. И победу они встречали, продолжая делать всё для неё.

Лев Семашко – ветеран труда:

- Не забывается такое. Мы проснулись, что такое? Тишина. Ну, пошли на работу, идем, ну, у кого приемники были, слышали, говорили, дык, день победы, война кончилась! И в этот день уже не работали, хоть был рабочий день.

Говорят, новые войны начинаются тогда, когда забываются старые. Сегодня почти не осталось живых свидетелей того ужаса, который пережила страна. И задача сегодняшних поколений сохранить эту память.



Яндекс.Метрика